Меню сайта

Форма входа

Поиск

Мини-чат
 
200

Друзья сайта

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте.


Вдохновение

Статистика

Посетители сегодня

Мысли великих

Разное
Тиц и pr сайта Яндекс цитирования Белый каталог сайтов Регистрация предприятий, готовые ООО, готовые ООО бесплатно, регистрация ЗАО.


Мы тут понемножку.
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная

Регистрация

Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Милочка93  
Форум » Для начинающих » Творчество молодых » Восхождение темных (Начал писать, что-то вроде романа, на премии не претендую.)
Восхождение темных
GifestianДата: Пятница, 26.10.2012, 20:39 | Сообщение # 1
Заглянувший
Группа: В теме
Сообщений: 18
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: В быту
С чего все началось


Свет Верхнего мира померк, и впервые в залах воздушных дворцов зажглись миртовые лампады. Стены дворцов потемнели, а с небес брызнули слезы. Сегодня Верхний мир плакал. Он знал, что сейчас вершится миг, когда вступит в свое законное владение новое время и явит миру сему новую эпоху и потеряет Мироздание своего Создателя и обречено оно будет на смуту. Плакал мир от того, что рождение нового времени ознаменуется кровавыми реками и музыкой плача.
Создатель одиноко взирал вдаль времен, облокотившись на перила балкона верховного дворца. Его брови подались едва заметной хмуростью, а выражение лица собрало в себе грусть, усталость, обиду и гнев. Грусть Его отозвалась в небесах мелким дождем и серостью облаков. И не было больше светила на небе, ибо спряталось оно в опечаленных тучах. Устало поникли ветви царских деревьев, а стволы их почернели. Гневился Создатель на самого себя, что позволил слабость родить детей и дать им Волю свою.
И вспомнил Создатель, как родил он своих детей, соединившись с титанами. И принесли они ему детей сильных и мудрых. Каждый титан по стихии своей влил в дитя свою силу стихии, а Вседержитель наполнил всех божественностью и подарил им Волю свою. Так появились Пламя и Океан, Ветер и Лес, Тьма и Свет, Хаос и Порядок. И не было радости больше у Создателя, когда Он взирал на свое творение и Верхний мир расцвел миллиардами цветов Царских деревьев. Дети росли, крепчали их таланты, мудрость и сила. Только увидел Отец, что Средний и Нижний миры пусты и безжизненны и тогда собрав детей своих, Он сказал им: «Дети мои вы прекрасны и любимы мной одинаково сильно и вижу я в деяниях ваших мудрость и порядок. Вижу я также вашу готовность к творению и созиданию. Берите миры Средний и Нижний в владение свое, населяйте их в согласии с началом моим».
И стало так. Он разделил их по мирам: Тьма и Хаос заселили Нижний мир, остальные же начала получили во владение Средний мир.
Лес создал землю и украсил ее по подобию отцовского сада. Так появились дети его Земля и Древень. Океан разделил землю и создал континенты. Пламя согрел землю и родил Солнце – своего первенца. Ветер же стал посланником стихийных братьев, дабы умертвить застои. Свет и Порядок осветили Средний мир и населили Нижний тенями. Увидев творения свои, братья восхитились силой и талантами дарованными Отцом и объединились они в Светлый Пантеон Богов.
Дарованные Нижнему миру тени превратили его в отражение Среднего мира. Отражение это исказили и преломили Тьма и Хаос. Разделили они на двое Нижний мир (дарованные им земли) на Темноту и Регенхольд. Первое приняла во владение Тьма. Регенхольд же был сразу разрушен Хаосом и заключил он его (Регенхольд) в круги ада и населил Хаос эти круги тварями мерзкими и отвратными, дабы явить Среднему миру пороки и грехи, чинимые детьми Хаоса. Так Хаос родил Порок и Грех. Тьма же родила Смерть и Боль. Объединились владыки Нижнего мира в Темный Пантеон Богов и стали править им (Нижним миром) в согласии, как предначертал им Отец.
Сотни лет процветали миры и заселялись существами и тварями земными и темными, дабы чтить Создателя всего Мироздания через повелителей своих Перворожденных и их детей. Построили рабы божьи для каждого повелителя храм величественный и богатый, и наполнили их молитвами. Пантеоны же соединили своими силами и сотворили храм Вседержителю в благодарность за веру в них.
Перворожденные объединили силы свои и таланты и родили детей – младших богов. Так появились Смерть и Боль, Порок и Грех, Солнце и Луна, Море и Земля, Сияние и Закон. И возросли пантеоны богов. Краски Мироздания стали более насыщенными, а тени Темноты наполнились чернотой, пламя Регенхольда обжигало и сжигало больше.
Объединились Тьма и Хаос со своими братьями из Среднего мира и так были рождены Болото, Смрад, Война и Мор. Расширился в тот же миг Темный Пантеон Богов. Воздвиглись храмы в поддержание отражения и искажения света и стихий, и стало все уравновешенно.
Все это и много другое дети Создателя вершили, используя таланты и силы, данные Отцом. И только Воля Создателя дремала в сущности каждого, ибо не было необходимости использовать ее. Впервые Воля Создателя была открыта в себе Хаосом, и показал он ее Тьме. Тьма увидела в себе Волю Создателя. И повелели они родить правителей мира своего и земель своих. В темноте стали править полубоги Танивия и Лукас, а демонические круги пали под власть Карла и Мелгануса. Для полубогов были открыты все пути, ибо не было у них связи с Создателем и не познали они любви своего прародителя. Но стали искать они ее в завоеваниях.
Вышли внуки Тьмы и Хаоса в Средний мир и построили тайные храмы и святилища. Танивия захватила сердце западного материка. Воздвигла она в свою честь святилище и поселила в нем своих рабов, что приносили в храм жертвы и молитвы. И окрепла власть темных и в Среднем мире, здесь теперь стало меньше света, а порядок стал затухать. Поползла по Среднему миру чернь, распростерла свои объятия Смерть и Болезнь. Средний мир стало разрывать – так был создан Расколотый Материк.
И увидел Создатель деяния детей и рабов своих. Опечалился Отец и разгневался. Потемнели и потускнели краски Верхнего мира. И вот сейчас Он должен был принять решение и вновь увидеть возможность рождения Единства Мироздания. Взгляд Он устремил вперед и вглубь веков и в тот миг, когда взгляд его, казалось бы, нашел то, что искал, выражение лица Его сменилось умиротворенностью и спокойствием, а гнев - решительностью. Создатель решил и определил дальнейшую судьбу Мироздания, но уже без Него.

***

В следующий миг он сидел уже в тронном зале совета Верхнего мира. На скамьях амфитеатра по возвышению иерархии восседали дети его и внуки – Боги среднего и нижнего миров. В центре зала в черном кругу на коленях сидела девушка и с взглядом полным отчаяния, но принявшая участь свою. Она, молча и покорно, смотрела в сторону Вседержителя, не смея встретиться с Его взглядом. В душе девушка тайно презирала братьев и сестер своих тех, что представили ее перед судом.
В тронном зале стояла тишина, в воздухе витала смесь злости, смятения и негодования, обиды, ненависти и тревоги – что-то назревало. Ближние к Отцу сидели смирно и тихо, безлико глядя перед собой. Дальние ряды редко срывались с шепота на шум, который тут же умирал в напряженной тишине. Выдержав паузу и внимательно осмотрев зал, Он молвил:
- Вы знаете, зачем я собрал вас, здесь вырвав из ваших миров. Мироздание потеряло баланс. Виной всему моя Воля, текущая в ваших сущностях. Я дал вам ее, чтобы уподобить себе. Вы же решили стать выше меня и за это будете наказаны. Тьма и Хаос начали раздор и раскол, которому впредь не будет конца. Сами себя вы обрекли на соперничество и тяжбы. Моя вина – моя щедрость, ваша – злоупотребление моим доверием. Не было в моем Мироздании зла и вот теперь оно появилось. И вы будете наказаны за то, что Волю мою использовали в своих целях.
Мгновенная пауза Создателя позволила пронестись по залу глухим возгласам. Лица присутствующих оставались непроницаемыми, однако Отец видел и чувствовал эмоции каждого, а в воздухе чувствовался страх. Отец продолжил:
- Танивия! Дочь моя! – обратился он к залу, но девушка в черном кругу, что сидела на коленях, услышав имя, приняла еще более жалостный вид – осанка ее осунулась, голова опустилась в покорном поклоне, а взгляд потеряно упал на пол.
- Танивия! – повторил Создатель. – Моя прекрасная дочь , посмотри же на Отца своего.
Девушка, не поверив своим ушам, робко подняла голову и с благодарностью посмотрела на Отца. Она не верила, что после всего, что случилось, Вседержитель все еще называет ее своей дочерью, и не отрекся от нее, но в голосе Его слышались нотки любви и горечи. Она прониклась Его великодушием, но она не знала, чем Он закончит свой приговор:
- Я не отрекусь от вас никогда. Все вы дети мои и моя любовь к вам безгранична, – на миг взор Создателя наполнился теплом и отеческой заботой. – Дочь моя! То как ты служила в нави, я не забуду никогда, ибо тени твои были настолько плотны и глубоки, что свет, льющийся от братьев и сестер твоих, казался ослепительным.
- Создания моих младших детей Смерти и Боли, Войны и Греха я принял с великим интересом и счастьем – дело мое продолжилось и увидел я наконец Волю свою. А вы обманули меня, вам нужна была власть, – Он посмотрел на Тьму и Хаос. – Алчность ваша стала настолько велика, что равновесие нарушилось, гармония умерла.
- Танивия, не забыть мне рабов твоих, что хранили порядок миров Мироздания и в молитвах своих даже я внимал их покорность твоими ушами. Они уравняли миры и принесли порядок, и подумалось мне, что так есть хорошо. – Создатель обвел зал взглядом и продолжил. – И видел я в мирах своих согласие и гармонию. Однако Воля моя, власть и родительские узы сыграли с тобой злую шутку. Ты, не познавшая моей любви, ведомая приказами своих ослепших родителей обернулась во тьму не познав света. Ты, не познавшая моей любви, решила приобрести ее завоеваниями. Рабы твои вырвались в Средний мир и построили тебе святилище. И перестал быть баланс во всем Мироздании.
Создатель выдержал паузу, вглядываясь в сущности своих детей. И увидев то, что искал, Он еще раз уверился в правильности своего решения. Выражение лица стало отрешенным:
- Былого равновесия уже не вернуть. Материк, оскверненный тобой, поглотил Океан, оставив после себя россыпь осколков. Самый большой – отныне будет назван Селад в память о проклятии Темноты. Отныне путь из Среднего мира в Темноту открыт только в одну сторону из мертвых никто не сможет вернуться, дабы не оспорить больше баланс.
Все, что произошло, сильно печалит меня. Но суд должен совершиться. – Создатель опустил голову, но в следующий миг резко вскинул голову и устремил свой гневный взор на Танивию:
- Танивия за деяния твои ты будешь наказана. Время для тебя остановится здесь и сейчас. Ты будешь предана Забвению! – прогремел голос Отца, эхом отозвавшись в раскатах грома за стенами тронного зала. – Храмы твои, что построили слуги твои в Среднем мире, будут разрушены. Жрецы и рабы твои будут свергнуты в Нижний мир. Я обращу их и предам Темноте, и познают они темную силу, и отрекутся от света Среднего мира. Отныне и до сроку ты будешь забыта, а сущность твоя отправится в Забвение .
- Отец, - отчаянным криком отозвалась девушка
- Прости меня дочь моя, но закон должен быть иначе все Мироздание станет заложником междоусобных войн и смуты! – громом прогремел на всю залу Вседержитель, а любимой дочери ответил. – Я не могу этого вынести, мне тяжело далось это решение – прими его и ты.
Отец опустил голову, не желая более смотреть на осужденную. Несколько мгновений зал провел в молчании и вскоре вновь раздался глас Божий:
- Перворожденные не медлите! – вскинул Он голову, - приговор должен быть приведен в исполнение здесь и сейчас. Тьма и Хаос откройте врата в Пустоту и поместите Танивию в Забвение.

* * *

На землях западного материка всегда стояла пасмурная погода. Ибо Перворожденные оставили ему мало света, а Солнце навещал его только в предзакатное время. С появлением служителей Темноты, сердце материка подернулось порчей, сама земля стала замерзать, а из ее покровов выжили только хвойные породы деревьев, окаменевшая земля заросла сумеречным лишайником и ядовитым мхом.
С окончанием строительства храма, сердце западного материка заселил культ темной богини. Во главе культа стоял верховный жрец, державший все братство в покаянии мертвому холоду. Сама Тьма опоила адептов эликсиром способным отдалять служителей храма от света и тепла. Теперь они были наполовину мертвы, и лишь крохотные угольки тлеющей души сохраняли жизнь в оскверненных телах.
Средний мир отстаивал эти земли редкими солнечными лучами, приносившими капли тепла только в предзакатные часы. Сегодня же тепло не посетило этих земель ни на миг. Тучи налились свинцом и тяжело нависли над святилищем темной богини.
Было тихо – странно для такой погоды – края темного небесного покрывала не окаймлялись белыми всполохами молний, неслышно было и грома. Казалось, вот-вот должен хлынуть поток ледяной воды, но ветра не было, почерневшие стволы сосен и елей зловеще замерли, выжидая чего-то. Замерло в ожидании местное зверье, попрятались по гнездам совы и вороны.
Темная фигура верховного жреца, облаченная в черную хламиду, расшитую зелеными лентами, стояла на крыше храма. Свое лицо верховный жрец прятал в глубоком капюшоне, иссохшие руки лежали на каменных плитах перил.
Жрец с интересом разглядывал медленно ползущие по небосводу грозовые тучи. Выискав в тучах знаки, он, вычертив в воздухе несколько знаков, призвал свою стальную трость, в навершие которой вспыхнул зеленый изумруд. Послав в небеса три ядовитые стрелы – знак служивший всему братству общим сбором у входа в храм – он поспешно спустился в залы святилища. Пройдя ряд колонных коридоров, он вошел в сумрак главного зала. В центре зала возвышалась статуя девушки, в руках которой был прочно закован зеленый кристалл – Осколок души. Невысокие ниши восьмигранного зала освещались магическими свечами, испускавшими голубое сияние.
Войдя в зал, Верховный жрец прервал молитвы служителей, которые при его появлении поспешно удалились. Некоторое время ему понадобилось для того, чтобы успокоить сбившееся дыхание. Отрешившись от внешнего мира, темная фигура медленно подошла к статуе. Остановившись у светившегося Осколка души, он снова вычертил несколько знаков, закрепив их тремя ударами посоха. Закрепленные знаки повисли воздухе вокруг жреца и стали наливаться силой от свечей боковых ниш. Свет исходящей от изумрудной сферы трости коснулся осколка. В следующий миг верховного жреца поглотили зеленые клубы едкого дыма, от которого разъело его глаза, а в опустевших глазницах вспыхнуло зеленое пламя.
Танивия приняла его тело, взамен подарив свое зрение и слух. Сейчас он мог видеть ее глазами тронный зал верховного совета:
- … Храмы твои, что построили твои слуги в Среднем мире, будут разрушены. Жрецы и рабы твои будут свергнуты в Нижний мир. Я обращу и предам их Темноте, и познают они темную силу, и отрекутся от света Среднего мира. Отныне и до сроку ты будешь забыта…
Остальное жрецу не удалось услышать и увидеть, ибо смертному не позволено слышать и видеть Отца. Его госпожа оборвала связь и влила в тело жреца дар времени. Голову пронзила тяжелая тупая боль. Рефлекторно он схватился за виски, осознавая, что голова уже лишилась кожных покровов. Это новое знание его не испугало и даже не удивило, а боль, сменившись холодом, открыла ему картины будущего. На распев верховный жрец начал читать слова пророчества:
Когда муж придет с расколотой душой, когда развалится еще один материк, брат перестанет быть братом, но возьмет его сущность в жертву своей повелительнице и обретет силу. Увидит Тьма вновь свет Среднего мира, глазами черного дитя. Увидит, чтобы застелить его своим рваным покрывалом. Вырвется Мор и Смерть. Станет этот муж властителем всей Темноты и преумножит черную славу той, что забыта, но вернется.
Теряя телесный покров и рассыпая прах внутренностей, Селан кровью выписывал затейливые письмена на алтаре из черного агата. И когда последняя капля крови истекла из него, и потерял он все человеческое, зеленое пламя его глазниц потухло, а кости обвалились перед алтарем.
Воцарившаяся тишина вдруг подернулась, с потолка ссыпалась штукатурка, стены треснули. Лик статуи вспыхнул зеленью в тусклом свете молельного зала. Губы подернулись в презрительной усмешке, и голова отделилась от тела, а из рук богини выпал Осколок души. Сверкнув ослепительным светом, отдав последние силы, он создал себе оболочку и закатился под реберные своды останков Селана. Храм рухнул. От входа в храм и до ворот молнией разверзся провал – все подходы обрушились.
Все служители потеряли свои кожные покровы, вспыхнули в их глазницах зеленые, голубые и красные огни и как по зову все отправились в образовавшийся разлом – путь в Темноту – чтобы в срок отмеченный временем вернуться в свой храм и возродить вновь величие Темноты в Среднем мире.

* * *
- Смерть и Боль в ваших владениях прибыло. – Спокойно сказал Создатель.
Обе черные фигуры чуть заметно кивнули. Отец перевел взгляд на пустой черный круг, где некогда преклонив колени сидела девушка. Теперь он пустовал, а в память о ритуале изгнания в кругу затухали древние руны перворожденных. Вседержитель потупил свой взор, оплакивая свою дочь. Собравшись с силами, Он вновь воззрился на зал и молвил
- Дети мои, нет сил у меня, держать слово и честь перед вами и всем Мирозданием. Я стал детоубийцей из-за своих недальновидных действий. Теперь вы перворожденные разделите власть во всем Мироздании. В предупреждении войн и междоусобиц в оспаривании моего решения я закрою проходы между мирами, но дам возможность собрания в этом зале. Приумножайте величие мироздания, живите в согласии. Я же ухожу и оставляю вас.
Отец сдержал свое слово, и наступила холодная война между мирами Мироздания. Но не было битв и рек крови, а было холодное молчание и внутреннее презрение двух противников – Темного и Светлого Пантеонов Богов.


Сообщение отредактировал Gifestian - Суббота, 27.10.2012, 12:25
 
Таня_Баньши-ВАДата: Пятница, 26.10.2012, 21:37 | Сообщение # 2
Смотритель
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Награды: 3
Репутация: 4
Статус: В быту
ух, почитаем малек немножко позже. Название уже заинтересовало, моя тема)))

 
GifestianДата: Пятница, 26.10.2012, 22:05 | Сообщение # 3
Заглянувший
Группа: В теме
Сообщений: 18
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: В быту
Эта глава - пролог. Хочется прочитать объективной критики, какой-бы страшной она не была.
Заранее спасибо. 74
 
Таня_Баньши-ВАДата: Суббота, 27.10.2012, 11:58 | Сообщение # 4
Смотритель
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Награды: 3
Репутация: 4
Статус: В быту
Quote (Gifestian)
на перила балкона своего верховного
лишнее. притяжательное местоимение, без которогно смысл не изменится.
Quote (Таня_Баньши-ВА)
Его уставшие веки подались едва заметной хмуростью,
брови хмурятся, веки подрагивают..
Quote (Gifestian)
в небесах мелким дождем и серостью облаков. И не было больше светила на небе, ибо спряталось оно в унылых тенях облаков.
повторы
Quote (Gifestian)
И вспомнил Создатель, как родил он своих детей, соединившись с титанами. И принесли они ему детей сильных и мудрых. Каждый титан по стихии своей влил в дитя свою силу стихии, а Вседержитель наполнил всех божественностью и подарил им Волю свою.
очень запутанное предложение. С первого раза сложно его понять.
Quote (Gifestian)
Тьма и Хаос заселили Нижний мир, остальные же Свет и Порядок и все стихийные начала получили во владение Средний мир.
и так понятно что свет и порядок входят в состав всех. Такая конструкция портит понимание.

Пока все. Остальное чуть позже. Язык выбран не самый простой. Если так будет написана вся книга. то читатель будет часто прерываться для отдыха. Но думаю, что такой сложный язык только в прологе и каких-нибудь воспоминаниях. а остальной текст будет более доступен. Не могу сказать что я увлеклась, но пока интересно что автор придумает дальше? Какое будет отличие от подобных произведений.

Вычитан текст хорошо, за что большой респект автору.


 
GifestianДата: Суббота, 27.10.2012, 12:33 | Сообщение # 5
Заглянувший
Группа: В теме
Сообщений: 18
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: В быту
Таня_Баньши-ВА, большое спасибо за то, что сразу не закрыли страницу :)

Всегда боялся воды в своих "творениях" и повторяющихся слов.
Quote (Таня_Баньши-ВА)
Вычитан текст хорошо, за что большой респект автору.


Поэтому книга пишется медленно. Стараюсь писать в любое свободное время, а когда творческий порыв либо стихает, либо его вообще нет, то перечитываю уже написанное... и о ужас каждый раз находится, что-то страшно написанное. Проблема в том что как бы не переборщить в поправках... поэтому пришлось прибегнуть к помощи.

Еще раз спасибо за критику, очень полезно было прочитать ее.
 
Милочка93Дата: Воскресенье, 28.10.2012, 07:22 | Сообщение # 6
Понимающая
Группа: Модераторы
Сообщений: 447
Награды: 4
Репутация: 5
Статус: В быту
Gifestian, в ближайшее время прочту. Честно-честно 97

Что бы я не говорила - лишь ИМХО. Ежели чего не так шлите в лес прямым текстом)))
 
Милочка93Дата: Вторник, 30.10.2012, 16:53 | Сообщение # 7
Понимающая
Группа: Модераторы
Сообщений: 447
Награды: 4
Репутация: 5
Статус: В быту
Ошибок не заметила - вычитано хорошо. Сам пролог похож на легенду. Мне показалось что вторая часть (после первых звездочек) несколько выбивается из стиля. И соглашусь с Таней - читается этот кусочек тяжеловато(наверно все таки из-за стиля под эпос). Вот как-то так 8

Что бы я не говорила - лишь ИМХО. Ежели чего не так шлите в лес прямым текстом)))
 
GifestianДата: Вторник, 06.11.2012, 18:47 | Сообщение # 8
Заглянувший
Группа: В теме
Сообщений: 18
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: В быту
Коль волей судьбы, а может быть и авторского замысла, в общем так получилось, что главный герой девушка, да еще и полубогиня. Вот здесь-то для меня и начались трудности.
Как создать в романе девушку, да чтобы так правдоподобно... Прошу простить коль что не так, а вашим замечаниям буду благодарен.


Глава первая
В надежде вернутся

Богам нужны свои послушники - те, кто дарует им свои молитвы - источник их существования. Ибо Создатель, подаривший им однажды Волю, оставил их, когда разочаровался в своих решениях. Пантеон Богов теперь и навсегда остался в раздорах. Темные боги пантеона решили обрести своих верующих. Они посылали своих воронов на поиски достойных слуг, и они находили.
* * *
Серебристая тропа вела девушку по просторам Забвения. Тонкая фигура девушки, облаченное в белое платье, бесшумно передвигалась по каменистой дорожке. Полы ее платья переливались волнами при каждом ее шаге, и вбирали в себя любой всполох света. Тонкие рукава плотно облегали ее изящные руки, запястья которых были облачены в серебряные браслеты инкрустированные изумрудами и змеиным глазом. Голову украшала серебряная диадема с небольшим изумрудом в центре, небрежно удерживая ее растрепанные волосы. Едва касаясь ногами земли, она безвольно брела по ней.
Как в бреду, не осознавая и не управляя своими действиями, она шла все вперед, все дальше забредая в глубины незнакомых мест. Проходя мимо хрустальных, аметистовых, рубиновых и изумрудных шаров Танивия оказывалась в плену всплывающих сюжетов.
Силуэты людей и эльфов, нагов и демонов сотканных из дыма проживали свои жизни в пределах каждого шара. Поначалу Танивия вглядывалась в каждый шар в надежде увидеть осколками своего сознания, что-то знакомое или вспомнить что-то. Оказываясь зрителем развивающихся сцен-событий, захвативших ее. Она была отстраненным зрителем, не вникая в суть происходящего, и как в мареве проходила сквозь них. Она должна была что-то вспомнить. Но что? Богиня сама не понимала, от чего в ее сущности вскипала слепая ярость и бешенство. В обострении таких приступов она разбивала шары, скидывая их с пьедесталов и пюпитров, рассеивала туманные фигуры живых. Но разбиваясь, шары вновь появлялись на своих местах, а фигуры растворяясь, восставали, невозмутимо продолжая свои действия.
Во всем множестве разноцветных шаров девушка вдруг заметила черную точку, вбирающую свет со всей округи. При приближении богини точка выросла до размера подобного другим сферам, которые Танивия видела в неописуемом множестве раньше. Разросшись, шар, начал вбирать в себя все больше света. Серебристая дорожка подернулась тьмой и Танивия шагнула в чернеющий сад, освещенный белесой сферой луны.
– Темнота… – подумалось путнице. – Темнота?! Это мой дом!.. – с радостной надеждой прошептал женский голос. Шепот вдруг сорвался на смех, его тут же сменил вопль отчаяния. – Нет!..
Девушка издала стон отчаяния и вновь зарыдала. Она брела по тропинке без направления, будто и вовсе замкнувшейся. Иногда картинки ей повторялись или казались знакомыми, только каждый раз она чувствовала что-то новое. Вот и сейчас ей причудилось будто она в темном саду – у себя дома – там, где Луна, единственное светило, ласкало ее бледную и нежную кожу совершенного лица.
Только сад вновь оказался миражом, а луна уродливым светляком, лопнувшим от приближения измученной путницы. И она, опустившись на колени от бессилия, заплакала, внутри себя, проклиная своих братьев, что отправили ее сюда.
К Танивие вернулось сознание – никогда не слыша об этом месте, она вдруг поняла, что находится в Забвении. Почувствовала своей сущностью деяние Отца:
– Я в Забвении. Есть ли отсюда выход? Или я обречена, бродить до окончания времен в этом бреду? –прошептала девушка, окинув усталым взглядом множество светящихся сфер. – Отец за что ты меня так наказал?! – обессилено сорвалась на крик девушка.
Тишина была ей ответом. Лишь только черная сфера по-прежнему пульсировала, вбирая всполохи светящихся сфер, разливая получаемую силу вокруг себя. Девушка повела рукой и ощутила ее, будто она стала, осязаема. Захватывая все больше знакомой ей силы, она подалась навстречу сфере и вновь окунулась в сады Темноты.
Войдя под своды мертвых грабов, Танивия остановилась и стала ждать. Из черных бесформенных клубов дыма медленно восставали очертания фигур облаченных в черные рясы, подпоясанные зелеными плетеными веревками. Лица их были глубоко спрятаны в тени капюшонов. В медленном суровом танце фигуры обходили каменную площадь в центре сада и становились в круг. За каждой фигурой оставался шлейф ядовито-зеленого цвета, который собирался в центре круга сгущаясь и уплотняясь. Из образовавшегося черно-зеленого сгустка восстала высокая черная фигура все также облаченная в черную хламиду, только расшитую зелеными лентами. Из глубины его капюшона тускло светили два зеленых огонька.
Обретя четкие очертания, фигура обвела поляну взглядом, будто пыталась найти кого-то за спинами собравшихся. Скользнув взглядом по девушке, фигура остановилась и вскинула руку, начертив в воздухе несколько зеленых рун. В его руке появилась стальная трость с изумрудным шаром в навершие. Зеленые пояса монахов стали будто текучими, концы превратились в зеленые ручейки и коснувшись каменных плит площади растеклись по ней образовав окружность. Центральная фигура на распев начала читать стихи заклинания и вокруг него занялось желто-зеленое марево. Изумрудный шар в навершии трости засеял с большей силой и описав над головой заклинателя спираль трость опустилась на каменные плиты, издала звонкий металлический звук и осталась стоять. С последними нотами заклятия, центральная фигура сомкнула руки, и площадь волной накрыл порывистый ветер и сдернул с головы центральной фигуры капюшон, осветив белый череп светом луны.
В заклинателе Танивия узнала своего верховного жреца – Эркана. Снова в ее сознании всплыли мгновения ее казни и казни ее служителей. Она вспомнила все.
В сознании Танивии замелькали в дикой пляске сюжеты разрушения ее храма, свержение слуг. Обращение верховного жреца. Жертва ей жреца и захват его тела в Забвение.
– Эркан! – не выдержав давления воспоминаний крикнула девушка из глубины грабовых зарослей. Вопреки всякому ожиданию фигуры услышали ее, а верховный жрец склонил свой череп в покорном поклоне:
– Госпожа, – поприветствовал жрец утробным голосом богиню. Круг монахов разомкнулся, и они опустились на колени, читая приветственную молитву.
Танивия вышла из-под теней граба и медленно подошла к ее вновь обретенным слугам. Младшие братья в покорном поклоне так и остались стоять, склонив колени и не смея поднять свои головы. Эркан же, подождав пока богиня приблизится и ответит своей благосклонностью, поднял голову и воззрился на красоту своей повелительницы.
– Госпожа, я долго молился в надежде, что вы вновь явите мне – вашему ничтожному рабу – свое присутствие! – вкрадчиво и с благоговением произнес верховный жрец. – И вы появились. Мои молитвы обрели силы и передались вам. Я знал, что так это и будет и поэтому со своими братьями не прекращая молился вам.
Танивия спокойно слушала своего слугу, внутри отмечая правоту его слов. Она поняла, что первое ее присутствие не зря ее сбило с толку своей реальностью и сильной схожестью с садами Темноты. Это место было напитано силой молитв, и она почувствовала реальную силу этого места. Когда она услышала молитвы, к ней вернулись сознание и память: – «на что же еще способно Забвение!?» – отметила про себя девушка, продолжая слушать приветственную тираду своего верховного жреца:
– Госпожа позвольте пояснить… – начал было Эркан, но тут же прервался, почувствовав едва заметное просыпающееся недовольство госпожи и осознав свою дерзость продолжил, – простите, госпожа, я слишком разговорчив и в речах своих забыл о своей ничтожности.
Выражение лица у Танивии сменилось милостью и снисхождением, коротким жестом она позволила продолжить:
– Дело в том, что сущность моя раздвоена, но связана. Волей Создателя нас низвергли в Темноту и с того времени, как… – жрец снова осекся подбирая слова, – с того времени, как Западный материк поглотил Океан, мы служили Смерти и Тьме в Нижнем мире. Однако моя связь с физической оболочкой, странным образом не потеряна. Часть моего тела вы забрали с собой, когда одарили меня возможностью видеть вашими глазами и слушать вашими ушами, поэтому я здесь. Моя вторая половина сущности это агатовый шар, внутри которого заключен осколок изумруда – вашего Осколка Души.
– Ты забываешься раб! – гневно выкрикнула Танивия, – ты понимаешь, где ты находишься? Что это за место? Ты… вы все находитесь в Забвении! Здесь не может быть физического плана. Все, что здесь находится, быть может, кроме меня, все это мираж, сотканный из разноцветного тумана. Возможно, даже меня лишили физического тела изгнав из трех миров Мироздания, а моя сущность – лишь отблеск моего прошлого.
– Простите меня моя госпожа! – склонил голову Эркан, – вы правы сегодня я, как никогда словоохотлив. Я виноват. Виной всему еще и то, что прошло целое тысячелетие с последней нашей встречи с вами. За это время я забыл кто передо мной. Я виноват, но приму любое наказание!
– Тысячелетие? Этого не может быть! – выкрикнула в пустоту Танивия и в гневе соткала заклинание вихря смерти. Едкая волна ослепительно-зеленого света вмиг охватила поляну, развеяв мираж агатовой сферы.
– Отец! Прости меня! – взмолилась девушка, обессилено упав на колени. – Прости меня и сотри мою сущность, уничтожь, ибо такая пытка не выносима!
И вновь Забвение утонуло в звенящей тишине. Слова, вырвавшись из уст девушки, вмиг утихли, будто ударились об невидимую стену, упали и погасли как сноп искр. И дальше ничего не произошло, сумрак Забвения, слегка развеивался тусклым сиянием разноцветных сфер, а серебристая тропа отражала это незначительное количество света, придавая абсурдность и не реальность этого места. И по-прежнему лишь черная агатовая сфера вбирала в себя свет. Этот черный сгусток подчеркивал сумрак и манил к себе. Богиня почувствовала силу, растекающуюся вокруг темного камня. Вспомнив, мгновение назад услышанные молитвы в ее честь, она восстановила в памяти разговор со своим верховным жрецом. Тем временем, чем ярче восставали в ней воспоминания, тем больше пульсировала сфера, и казалось, что биение агата обрели звук, а внутри нее загорается зеленое пламя. От почерпнутой энергии сущность богини обрела и чувства. Родственная сила захватила девушку, и она снова шагнула в глубины садов Темноты. Но шагнув, она не увидела прежней процессии темных жрецов и монахов. В центре каменистой поляны на коленях стоял Эркан, рядом с ним в камень был воткнут его железный посох с изумрудом. Набалдашник трости ярко отсвечивал и разгонял сумрак, тем не менее тьма разлившаяся в саду не уменьшилась. В руках он держал фолиант и нараспев читал молитвы во славу своей богини. От молитвы у изумруда в навершие трости разливался плотными клубами желто-зеленый дым искрящийся черными всполохами. Над его фигурой мерно, медленно вращаясь, мерцали несколько рун .
Увидев преданность своего слуги, и почувствовав усердие в его молитвах, девушка не выдержала и бросилась к темному священнику:
– Эркан? – прошептала девушка.
Молитва прервалась, а жрец со страхом отшатнулся от девушки:
– Госпожа? Не губите меня. Я виноват, что так долго ждал этой встречи, медлил с вашим поиском!
– Замолчи! – прошептала Танивия, касаясь изящными пальцами черепа своего слуги, – замолчи, прошу тебя, – повторила она, и Эркан в этот миг мог поклясться, что видел несколько хрусталиков слез упавших и потерявшихся в зеленом тумане.
Оторопев от такой реакции жрец, не знал, что ему делать и безвольно потянулся к госпоже. Девушка же, тихо вздрагивая, прижалась к нему. В сознании Эркана все поплыло, трость от отсутствия контроля и подпитки своего хозяина с глухим звоном упала на камень. Руны исчезли, и туман начал потихоньку рассеиваться.
Потянув ускользающую силу молитвы, девушка на миг отстранилась от скелета в монашеском одеянии:
– Спасибо Эркан, за веру твою и за силу, что питаешь мне. Я не забуду твоей верности. Ты нужен мне! Я снова хочу сделать тебя единым и остаться с тобой, сколько нам Создателем отмерено срока. Доверься мне.
– Госпожа! Мой долг быть верным вам. Вы моя сила! Я в вашей власти…
Верховный жрец не успел договорить и в следующий миг зеленый огонь его глазниц потускнел. Руки невольно повисли, и лишь тело осталось неподвижно на коленях. Танивия собрав остатки тумана, завила его вокруг слуги, сгущая его. Свет луны потускнел. Тем временем клубы дыма обволакивающего Эркана уплотнились до такой степени, что сквозь него не было видно даже очертания фигуры жреца. Танивия продолжала ритуал пасы ее рук стали плавными, движения стали точными и уверенными. Плотная магическая масса начала искриться, а затем одним мощным импульсом взорвалась, рассеяв туман во все стороны.
Перед девушкой остался все в той же коленопреклоной позе молодой человек. Эркан обрел кожные покровы. Танивия постаралась на славу – литые крепкие мышцы украшали каждую часть тела ее жреца. Молодое лицо со светлыми зелеными глазами, было украшено тонкими усами и бородой иссиня-черного цвета впрочем как и волосы, которые были аккуратно уложены на плечи.
Голова Эркана упала на грудь – он был в трансе. Девушка, оценив свое творение, подхватила с земли трость и легким движением отделила изумруд набалдашника. Распылив трость, она создала из нее серьги, кулон в виде двух сплетающихся змей, а также кольцо. Светящийся изумруд Танивия тронула ногтем, и он рассыпался на несколько осколков. Соединив все вещи, девушка создала триединый артефакт и украсила им уши, шеи и руку своего жреца.
– Эркан, – девушка обвела рукой вокруг головы, выводя его из транса. – Эркан проснись.
Молодой человек невольно дернулся и очнулся. Взгляд его упал на свое тело. Он опять находился в недоумении по поводу всего происходящего. Он не понимал свою богиню, но верил, что это дар Госпожи. Он возрадовался великодушием и щедростью богини.
– Госпожа?! – испугано прошептал жрец, – Я не достоин. Я всего лишь ваш слуга, который верно вам служит, не ради благ, но во славу.
– Ты не достоин такого облика. Мой милый мальчик, это всего лишь оболочка, сотканная силами, которые ты мне дал. Твое настоящее физическое тело… – девушка непроизвольно запнулась, грустно посмотрела на жреца, – точнее то, что от него осталось. Твои останки покоятся в руинах храма Среднего мира. Воссоединившись с ними, ты сможешь в полной мере обладать телом.
– Тогда зачем?.. – растеряно спросил жрец.
– Таким ты мне нравишься больше. Ты же надеюсь, не забыл, что я не только богиня, но и на половину живое существо из плоти и крови. У меня есть эмоции, желания и чувства. – Танивия робко потянулась навстречу молодому человеку и чем ближе она была к нему, тем более прозрачны, становились ее одежды. – Я благодарна тебе за все, что ты делал для меня. Ты больше не слуга, ты свободен. Свободен выбирать и вершить свою судьбу. Отныне я не могу тебе приказывать, лишь только прошу остаться со мной. Я хочу быть твоей.
И жрец ответил ей взаимностью. Он бережно обхватил хрупкое тело девушки и поднялся с колен. Медленно кружась, он с радостью и благодарностью всматривался в глаза той, что минуту назад была его госпожой, а теперь стала его возлюбленной. То, о чем он даже не мог мечтать и подумать, сбылось. Все происходило как во сне, коих он давно не видел, ибо в Темноте нет снов – есть только вечный мрак и служение Нижнему миру. Теперь он стал свободнее – служение переросло в заботу, а рабство закончилось. Он должен вернуть былое величие богине и вернуть то, что отнял у нее Отец. Он пройдет весь путь рука об руку со своей единственной. Той, которая подарила ему новую жизнь.
– Танивия! Я буду с тобой всегда, и я клянусь Темнотой, что жизнь отдам, но верну тебе былое величие. Ты подарила мне жизнь. Ты освободила меня от рабства. Теперь я не раб, но твой верный спутник, а ты моя богиня, которую ты мне позволила любить.
– Эркан, ты даже не представляешь, что значит для меня эта встреча с тобой здесь, в этом забытом Создателе месте. Вместе у нас есть силы. Силы чтобы вернуться в Мироздание. Силы чтобы спросить ответа у тех, кто отправил меня сюда, тех, кто разлучил нас.
– Ты права, силы есть и будет еще больше. Я воссоздам здесь твой храм, верну тебе все регалии, которых тебя лишили. Тебе нужно большое могущество, чтобы вырваться отсюда. И только ты знаешь, как это сделать.
– Мне нужно вернуть мой Осколок Души. Лишь с ним моя сущность сможет обрести физическое тело не только здесь, но и в мирах Мироздания. Только проблема вся в том, что моя реликвия находится в руинах храма среднего мира, куда путь не мертвым закрыт Создателем. Даже боги Нижнего мира не могут там появляться. А ели бы даже и могли они не стали бы мне помогать, боясь нарушить слово Создателя.
– Тогда создание Среднего мира должно вернуть тебе реликвию, – невозмутимо ответил Эркан.
– И ты знаешь как? – подняла бровь Танивия.
– Нет. – Все также невозмутимо парировал жрец. – Я не знаю, но в пророчестве сказано, что так и будет.
– Пророчество?…
– Любовь моя, всему свое время. Поверь мне. Я поклялся тебе, и я сдержу клятву даже ценой своей жизни. Я возведу храм здесь и в Нижнем мире, но только ты сможешь прочесть строки, что я написал однажды. Под действием твоего дара времени я смог найти нить судьбы и изложил ее на постаменте в рухнувшем храме.
– Эркан, я верю тебе. Делай, что считаешь нужным, а мне остается только ждать. Но я дождусь, когда ко мне вернутся силы.
– Да, любовь моя. Я верю, в твои силы и не прекращу молитвы. Но для свершения задуманного мне нужно вернуться в Нижний мир. И там никто не должен знать, что твоя сущность не забыта. Ибо верующий в своего бога, дает ему жизнь и никакое Забвение не в силах разорвать эту связь. Теперь же мы связаны с тобой еще крепче, а узы любви не подвластны никаким Богам, ибо даже Создатель не сможет разлучить нас.
– Возвращайся. Будь спокоен, твой облик в Нижнем мире станет вновь прежним. Но будь осторожен. – девушка прикоснулась к лицу своего возлюбленного ладонями. – Ни Смерть, ни Боль, ни тем более сама Тьма не должны заподозрить твоего отречения от служения им. Ты все еще раб Темноты, а значит, Воля матери Тьмы не может быть нарушена. Создатель ушел и теперь она полноправная владычица всего не мертвого и темного.
– Это сможет несколько затянуть нашу встречу, Танивия. Но каждый миг вдали от тебя будет соединять меня в молитве к тебе.
– Я знаю, Эркан. И я благодарна тебе. – Танивия тронула кулон на груди у жреца. – Это мой дар тебе. Все мои знания здесь.
Девушка замолчала. С грустной улыбкой она сделала пару шагов назад и развела руки в сторону. Зацепив туман Забвения, она тяжелым движением разрезала ногтями область агатовой сферы и, что есть силы, потянула что-то на себя. Все вокруг исказилось, свет льющееся луны преломился в складках материи, грабы жалобно заскрипели и лишь две фигуры жреца и его богини остались, не тронуты этим безумием, что творился вокруг. Танивия вывернула наизнанку cферу, в которой они пребывали и между Эрканом и ней вырос постамент а на нем сияла агатовая сфера, только теперь она была вполне осязаема, а из ее основания мерно разливался черно-зеленый туман.
– А это твой дар мне. Тот Осколок Души, что сейчас храниться под сводами твоих останков, до сих пор ментально связан с твоей сущностью. И ты не зная об этом носил ментальный отпечаток с собой в навершии твоей трости. Я распылила ее и создала тебе эти украшения, которые послужат тебе артефактами не малой силы, Пыль же от осколка разлетелась в пределах сферы и растворилась в ней. Благодаря твоим молитвам у меня есть силы, чтобы вернуть себе хотя бы отпечаток Осколка Души.
Танивия подошла к постаменту и коснулась сферы. Она не захватила богиню, и Рука ее не прошла насквозь. Туман Забвения уплотнился до такой степени, что теперь все, что было внутри черного шара, обрело физическую оболочку. Девушка выпустила вверх три черно-зеленые стрелы света. Взвившись в небо, они еще некоторое время пролетели, а затем ударились об проявившуюся преграду купола, осветив ее. Танивия осмотрела созданный ей мирок и, удовлетворенно кивнув, продолжила:
– Хм… существование этого купола ставит под сомнение сущность Забвения. Теперь этот, созданный мной мирок, обрел реальность – здесь все осязаемо. И этот мирок станет мне темницей, пока я не обрету свободу. Образ Осколка запечатан в этой сфере, – девушка погладила шар, – ибо все сферы есть суть Забвения – все, что посчитал лишним Создатель. Только в утробе агата еще теплится свет моего изумруда – крупицы Нижнего мира. И как бы хрупок не был агат, мне не хватит сил, чтобы вскрыть саму суть Забвения и вернуть мою реликвию. Лишь только, когда подлинный предмет окажется здесь смысл Забвения рухнет, и я обрету свободу.


Сообщение отредактировал Gifestian - Вторник, 06.11.2012, 18:48
 
Таня_Баньши-ВАДата: Среда, 07.11.2012, 18:55 | Сообщение # 9
Смотритель
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Награды: 3
Репутация: 4
Статус: В быту
Quote (Gifestian)
Серебристая тропа вела девушку по просторам Забвения. Тонкая фигура девушки,
повтор
Quote (Gifestian)
Тонкая фигура девушки, облаченное в белое платье
если фигурка, то облаченная
Quote (Gifestian)
Тонкая фигура девушки, облаченное в белое платье, бесшумно передвигалась по каменистой дорожке.
звучит так. будто фигурка живет отдельно от девушки
Quote (Gifestian)
Полы ее платья переливались волнами при каждом ее шаге, и вбирали в себя любой всполох света
нужно избавляться от притяжательных местоимений. Без них смысл не меняется.
Quote (Gifestian)
запястья которых были облачены в серебряные браслеты
не совсем верно подобрано слово.
Quote (Gifestian)
Едва касаясь ногами земли, она безвольно брела по ней.
совершенно противоположные по смыслу фразы.
Quote (Gifestian)
она безвольно брела по ней.
Как в бреду, не осознавая и не управляя своими действиями, она шла все вперед, все дальше забредая в глубины незнакомых мест


много повторов, не хватает словарного запаса. Текст кажется тяжелым и запутанным.


 
GifestianДата: Четверг, 08.11.2012, 18:53 | Сообщение # 10
Заглянувший
Группа: В теме
Сообщений: 18
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: В быту
Таня_Баньши-ВА, спасибо большое находите время читать мой опус.

А что вы можете сказать про саму героиню? насколько она реальна и реальна ли вообще. Как вам представляется Танивия, есть ли какие-либо ляпы?
 
Таня_Баньши-ВАДата: Четверг, 08.11.2012, 19:05 | Сообщение # 11
Смотритель
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Награды: 3
Репутация: 4
Статус: В быту
Gifestian, я не дочитала ещё, не нашла времени вникнуть в суть, не смотря на ошибки. Постараюсь по возможности это сделать и рассказать о впечатлении.

 
Форум » Для начинающих » Творчество молодых » Восхождение темных (Начал писать, что-то вроде романа, на премии не претендую.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
     






Copyright MyCorp © 2018

Раскрутка сайтов даром!!! RU-TOP.NET - Бесплатный каталог сайтов
Таня Баньши-ВА © Все права защищены и охраняются законодательством РФ. Копирование материалов без согласия автора запрещено.